Автор: РЕГЕЛЬСОН Лев Львович

Обновление от: 25.04.2006 22:05:21


 На главную страницу

Содержание раздела >>>

Вверх


 

Димитрий Дбар В раздел “Абхазия”

НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О РЕЛИГИОЗНЫХ ВЕРОВАНИЯХ АБХАЗОВ В СВЯЗИ С ИЗДАНИЕМ РАБОТЫ Л.РЕГЕЛЬСОНА И И.ХВАРЦКИЯ “ЗЕМЛЯ АДАМА”

ПРОДОЛЖНИЕ. Фрагменты из второй части статьи Д.Дбар размещены в разделе “Абхазия”, поскольку они представляют интерес не столько критикой, сколько изложением собственных взглядов автора на проблему абхазской народной религии. Ответ на эти взгляды содержится в статье Игоря Хварцкия (См. в этом

же разделе “Абхазия”).

 

Абхазы так же, как и другие народы, углубляясь в стихию исторического бытия, в силу падшести человеческой природы славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся… Они заменили истину Божию ложью и поклонялись и служили твари вместо Творца (Рим.1. 23-25). И то мировоззрение абхазов, которое сформировалось в этот период помрачения религиозного сознания с вытекающими отсюда традициями и обрядами, не несет в себе никаких элементов истины.

(…)

Религия абхазов сформировалась под влиянием ветхозаветной, причем это влияние было оказываемо несколькими путями (мы сейчас не говорим о сохранении, как было уже отмечено ранее, отдельных элементов первобытной религии Адама в языке, культе и религиозной традиции абхазов).

Первый путь пролегал непосредственно через иудеев рассеяния, появившихся на Кавказе со времен Навуходоносора и существовавших здесь, в частности, в Абхазии до Х1Х века. Так, из сочинения анонимного автора Х1У века, испанского миссионера-францисканца известно о проживании в “королевстве” Сант – Эстрополи (Сухум) множества евреев, исповедавших христианство (См. Инал-Ипа Ш.Д. Ступени к исторической действительности. Сухум, 1992. С.30). Кроме того, у путешественника ХУ века Джорджио Интериано мы находим сообщение о том, что, когда зихи “желают написать кому-либо… эту обязанность за них исполняют евреи, пользуясь при этом еврейскими буквами” (См. Фредерик Дюбуа де Монпере. Путешествие вокруг Кавказа. Сухуми, 1937. С.25).

Второй путь -- опосредствованный -- через христианство, которое абхазы приняли еще в глубокой древности.

Другая составная часть современной религии абхазов -- это их натуралистические религиозные воззрения или язычество, возникновение которого обусловлено, с одной стороны, тем же “религиозным органом” человека, изначально вложенным Творцом, но омраченным грехопадение, и с другой стороны, условиями внешней среды, в которой оказались носители этого “религиозного органа”.

(…)

Точно так же и у абхазов некоторые самобытные религиозные традиции обусловлены культурно-исторической средой того периода, когда они формировались. Большей своей частью эти обряды и традиции связаны с культом огня, железа, кузницы и некоторых других, самобытность которых, повторимся, достаточно условна, и восходят к хаттскому культурному слою. В целом же у абхазов нет ничего, что мы не находили бы у других народов, живущих в тех же географических условиях. Это и поклонение духу гор, которому на вершинах гор высекались жертвенники, об одном из которых сохранилось прекрасное описание Ф.Ф.Торнау (См. Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера\\ Русский вестник. Т.53, 10. М., 1864. С.406) ; это и всевозможные легенды о русалках (“азызлан”), владычицах вод, напоминающих “сацен” горных озер Лапландии (См. Рыков В. Шаманы Лапландии \\ Наука и Религия. 1991, 8. С.58)

и так далее. Но есть еще три компонента, входящих в состав современных религиозных верований абхазов, о которых мы еще не говорили.

Это достаточно сильное влияние развитой персидской ангелологии: само абхазское слово “апааимбар” (архангел) заимствовано из персидского “пейгамбар”, в меньшей степени влияние греческой мифологии и, наконец, христианство, которое как истинная богооткровенная религия было не только наиболее значимо, но именно оно переосмыслило и восприняло многие “формы” абхазского культурно-религиозного наследия, которые более всего способствовали усвоению глубочайших истин Божественного откровения.

(…)

В отношении же памятников материальной культуры еще больше, к сожалению, остающихся нерешенных вопросов. Приведем несколько примеров. Один из них связан со знаменитым святилищем Дыдрыпш, где “пребывает Аныха”, которая, по ничем не обоснованному определению Л.Регельсона. является божественной силой, знергией.

“Несмотря на множественность Аных, -- говорит он, -- здесь нет многобожия: абхазы представляют Аныхи как силы, непосредственно исходящие от Единого Бога. Каждая из Аных связывается с определенным местом, которое она периодически посещает; все Аныхи связаны и взаимодействуют между собой. Через свои Аныхи Всевышний непосредственно управляет земными делами: благодаря им поддерживается нравственный порядок в народе. Перед Аныхой совершают покаяние в грехах, приносят и разрешают клятвы, присяги, обеты; к Аныхе обращаются для вынесения приговора в случаях тяжелых преступлений или нарушения этических законов и обычаев Апсуара или Аламыс; провинившийся перед ближним просит у него прощения перед Аныхой; при этом Аныха наказывает того, кто отказывается простить искренне кающегося” (“Земля Адама”, с.76).

Из приведенного отрывка мы видим, что подобный уровень религиозного сознания является самым примитивным. Не говоря уже о том, что при таком сознании теряется подлинный смысл человеческой жизни. Почему? Потому что в данном случае Бог не есть тот объект, к которому всецело должен устремляться человек всем своим существом, чтобы соединиться с Ним, достичь состояния обожения. А напротив, Бог всего лишь средство, благодаря Которому человек пытается устроить свою жизнь на земле максимально благополучно. Человек не должен согрешать не потому, что Бог через Аныху накажет его, а потому, что грех является тем, что препятствует единению с Богом. Без последнего же немыслима сама жизнь вечная, вечное созерцание Бога.

Действительно ли таково религиозное сознание абхазов сегодня? Да, оно таково сегодня благодаря нынешнему веку атеизма. Но оно не было таковым в прошлые века. Это видно из того даже, что Дыдрыпш (мы имеем в виду само место) у абхазов служило для более высоких целей, а не только лишь для поддержания порядка и нравственности в обществе.

Из описания путешественников Х1Х века видно, что действительно абхазцами это место у подножья горы Дыдрыпш считалось священным, где обитает некий “дух” в виде клубящегося огня, который, по словам проф. Нордмана, “от времени до времени дает знать о своем присутствии пушечным выстрелом” (Нордман А., проф. Путешествие по Закавказскому краю \\ ЖМНП.Ч.20, 11. СПб., 1838.С.411).

Но с другой стороны, иные источники говорят о развалинах христианского храма на вершине этой горы, к которой, по словам епископа Гавриила, абхазцы “питают великое благоговение … и приносят там присягу, которую считают уже ненарушимою…” ( Путевые записки Гавриила, епископа Имеретинского\\ Православное обозрение. 1870. Первое полугодие.С.1019).

Кроме того, по словам С.В.Чернявского, в дереве, стоящем на вершине этой горы, был вделан “древний образ” (Чернявский В. Записки о памятниках Западного Закавказья, исследование которых наиболее настоятельно\\ Пятый археологический съезд в Тифлисе, М.1882. С.21). Речь идет об образе Богоматери.

Этот образ, врезанный в дубовое дерево, видели также А.Н.Введенский (Замечания А.Н.Введенского на записку .Чернявского\\ Там же. С.128-129) и архимандрит Леонид (Кавелин) (Леонид Кавелин, архим. Абхазия и ее христианские древности. М., 1887.С.25-26).

(…)

Но однозначно можно сказать одно: современный культ в Дыдрыпше по своему содержанию и частично по форме не имеют ничего общего с тем, что практиковалось здесь предками современных абхазов две тысячи лет назад. После принятия абхазами христианства этот культ был изжит совершенно естественным образом, а не мечом абхазского царя Леона, как это полагают некоторые наши исследователи, поскольку высокий уровень религиозного сознания н мог примириться с обожествлением творения. Об этом свидетельствуют предания и поверья абхазов. Так, в одном из преданий о проповеди апостола Андрея Первозванного, записанном архимандритом Леонидом (Кавелиным), говорится о том, что Апостол ударом небольшого топорика повалил в Пицунде огромное дерево, в дупле которого жили бесы, после чего абхазы прекратили почитание этого древа и уверовали в христианского Бога (Леонид Кавелин, архим. Указ. соч. С.18). Из этого предания виден и источник тех чудес, которые происходили и происходят в святилищах -- “князя тьмы”, который, по словам апостола Павла, принимает вид Ангела света (2 Кор.11. 14). Согласно другому поверью абхазов, записанному Н.Я.Марром, “первоначально земля была безгрешна, были места, где пребывали боги, эти места и называются ныха… Но пришли новые люди (христиане – Д.Д.) и святыни опустели” (Цит по: Ардзинба В.Г. К истории культа железа и кузнечного ремесла\\ Древний Восток. М., 1988.С.280).

(…)

Нам думается, что (…) разрешение вопросов. Связанных с религиозными верованиями абхазов, всего лишь намеченных нами в этой работе, в будущем сможет осуществить возрождающаяся богословская школа, которая будет опираться на традиции Абхазской Церкви. Без богословского осмысления мы никогда не разрешим эти вопросы, что видно на опыте нашей современной этнографии.

1998 г.


 На главную страницу

Содержание раздела >>>

Вверх


Рейтинг@Mail.ru

Православие.RU


При цитировании и использовании любых материалов ссылка
на сайт "www.lregelson.narod.ru" обязательна.
Copyright ©  2004 Л.Регельсон, И.Хварцкия все права защищены

Copyright ©  2006 Л.Регельсон, все права защищены
E-mail: regelson@mail.ru



Сайт создан в системе uCoz